Фальсификация выборов

Глава 4. Виды и способы фальсификации выборов

4.1. Способы фальсификации результатов голосования,
используемые избирательными комиссиями

Как уже говорилось выше, избирательные комиссии в день голосования являются единственной полноценно легитимной властной структурой. Именно от избирательных комиссий, наделенных в день выборов всей полнотой власти, во многом зависит исход выборов. Вполне очевидно, что, несмотря на четко прописанную законом процедуру и квотность формирования избирательных комиссий, каждый кандидат, как правило, старается сделать их членами как можно больше своих людей и, соответственно, получить в свое распоряжение все имеющиеся механизмы фальсификации выборов или защиты от них. Иногда достаточно взглянуть на персональный состав избирательной комиссии, чтобы понять, стоит ли ждать фальсификации результатов голосования. Особенно важно обратить внимание на представителей партий, а также количество членов комиссии, выдвинутых от всевозможных трудовых коллективов, профсоюзов и никому неизвестных общественных организаций. Списки предоставляются властью «в помощь» кандидатам и политическим партиям. Зачастую за такими выдвиженцами скрываются абсолютно ангажированные властью люди, не имеющие к кандидатам или партиям какого-либо отношения. Обычно это действительно заслуженный пенсионер, рабочий или доярка, но проблема в том, что они не имеют ни малейшего представления об избирательном законодательстве и воспринимают работу в избирательной комиссии как тяжелую и неблагодарную общественную нагрузку. Из таких людей стараются набрать некую критическую массу, т.к. очевидно, что они никогда не станут мешать «работать» председателю. Из опыта мы можем утверждать, что именно в таких «послушных» комиссиях и происходят самые чудовищные фальсификации, когда за спинами наивных ветеранов совершаются преступления.

Прежде чем перейти к рассмотрению самих способов фальсификации, считаем необходимым также провести различие между способами фальсификации результатов непосредственно на избирательных участках членами участковой избирательной комиссии и способами, используемыми вышестоящими комиссиями (чаще всего территориальными и окружными избирательными комиссиями, комиссиями субъекта Федерации). В вышестоящих избирательных комиссий наиболее распространена фальсификация избирательных документов. Это прежде всего касается утверждения избирательного бюллетеня, определения тиража на этапе составления списков избирателей и их уточнения, утверждения границ избирательных участков, изготовления избирательных бюллетеней, получения избирательных бюллетеней, уничтожения в типографии так называемого «остатка», хранения, передачи бюллетеней непосредственно в участковые избирательные комиссии, составление протоколов досрочного голосования и составления протокола результатов голосования.

Такой способ фальсификации, как «запрограммированный» бюллетень является самым распространенным и, можем ручаться, используется практически повсеместно в России, что обусловлено наибольшей безопасностью для членов избирательной комиссии, т.к. всегда в случае вскрытия нарушения закона у избирательной комиссии есть возможность свалить всю вину на технический персонал, на типографию или на кого-то из членов комиссии («ответственного» за бюллетени). Наконец, можно прибегнуть к «аргументам Джорджа Беркли», доказывая, что, если для одних специфическая форма бюллетеня очевидна, другие могут не замечать, не видеть скрытую в бюллетене «программу» — позиция субъективного идеализма знакома всем, кто ранее почитывал труды Энгельса и Ленина.

Фальсификация происходит на этапе утверждения избирательного бюллетеня. Избирательный бюллетень утверждается таким образом, что один из кандидатов получает существенное визуальное преимущество перед другими кандидатами. Например, фамилия кандидата, должность, партийная принадлежность и т.п. выделяется другим шрифтом, большим кеглем или определенным цветом. При восприятии избирательный бюллетень содержит только одного кандидата, остальные воспринимаются как «технический текст», инструкция, как обязательное пояснение для голосования. Некоторые избирательные комиссии настолько в совершенстве освоили этот метод, что, когда видишь «запрограммированный» бюллетень, невольно восхищаешься искусством манипулирования избирателем.

Изготовление бюллетеней «с браком» — более рискованный способ, но также очень распространенный. В общей массе нормальных оказываются бюллетени с небольшим «типографским браком», и обычно этот «брак» составляет порядка 10-20% общего количества бюллетеней. В качестве такого якобы «брака» может выступать маленькая точка в левом верхнем углу в квадрате для голосования напротив фамилии одного из кандидатов. Это практически беспроигрышная лотерея. Если избиратель проголосовал за кандидата, напротив которого в квадрате для отметок стоит «брак», этот «брак» виден уже не будет и бюллетень считается действительным. Если же избиратель проголосовал за другого кандидата, то избирательный бюллетень автоматически считается недействительным, т.к. в нем стоят две отметки: отметка избирателя и точка напротив фамилии другого кандидата. Соответственно с помощью этого способа можно существенно сфальсифицировать реальное волеизъявление граждан и практически гарантированно провести к победе нужного кандидата.

Разновидностью этого способа является непропечатанный квадрат для отметок: в результате «ошибки» типографии напротив фамилии одного из кандидатов есть только палочка или две палочки. Такие бюллетени отправляются на самые «слабые» участки, т.е. участки, где наиболее вероятно победит конкурент. Естественно, что голоса на таких бюллетенях, поданных за кандидата, напротив фамилии которого нет квадрата для отметок, не учитываются, а бюллетени объявляются недействительными. Этот способ применяется только тогда, когда нужно любой ценой не пропустить неугодного кандидата. На выборах главы города в одном из шахтерских городов был подобный случай. Одного из кандидатов поддерживало и руководство угольного объединения и профсоюз шахтеров. В день выборов именно на участках, где проживают шахтерские семьи, оказалось до семидесяти процентов таких бюллетеней. Все они были признаны недействительными.

Риски этого способа есть, но они минимальны, т.к. вся вина лежит непосредственно на типографии, а самое худшее, что грозит избирательной комиссии, – это перепечатать все избирательные бюллетени. При подготовке к фальсификации на приеме-передаче избирательных бюллетеней никого из кандидатов не приглашают, документов приема-передачи у комиссии обычно нет, а в ответ на все просьбы выборочно проверить бюллетени из разных пачек поднимается настоящий скандал. Такие бюллетени, т.е. бюллетени с браком, появляются на избирательном участке немного позже, чем основные и только на тех избирательных участках, где наибольшие проблемы у кандидата, ради которого и проводится вся эта фальсификация.

Также широко распространено изготовление дополнительного тиража избирательных бюллетеней. Однако в отличие от предыдущих методов этот требует участия не только вышестоящего избиркома, но и участковых избирательных комиссий. Кроме того, данный способ вынуждает избирательную комиссию идти на откровенный подлог и фальсификацию целого ряда документов. Это касается в первую очередь акта приема бюллетеней из типографии и акта уничтожения «остатка» избирательных бюллетеней. Также необходимо сфальсифицировать акты приема-передачи избирательных бюллетеней из окружной в участковые комиссии и, конечно, сами списки избирателей. Дополнительный тираж передается незадолго до дня голосования в участковые комиссии (вместе с деньгами для членов комиссии) с указанием, за кого именно необходимо «вбросить» эти «дополнительные» бюллетени.

Обычно дополнительный тираж и изготавливают с таким расчетом, чтобы спокойно и безболезненно «вбросить» необходимое количество бюллетеней на подконтрольных избирательных участках. Суть этой методы в том, что в избирательных урнах оказывается некоторое число бюллетеней (помимо тех, что заполнили сами избиратели) с отметкой напротив фамилии нужного кандидата. Раньше дополнительные бюллетени «вбрасывали» на предварительном голосовании, но из-за изменений выборного законодательства теперь дополнительный тираж «вбрасывают» в процессе голосования на дому. Всегда такой метод осуществляется с помощью «мертвых душ» («мертвые души» — самый старый способ фальсификации). Из списков избирателей не исключаются умершие, уехавшие или стабильно игнорирующие выборы, то есть люди, которые в списках есть, а по факту нет. Эти люди «голосуют» дружно за нужного кандидата заочно.

Именно от точности составления списков избирателей во многом зависит реализуемость целого ряда способов фальсификации. Во время составления и уточнения имеющихся списков избирателей (а эта процедура происходит на всех выборах, любого уровня), избирательная комиссия должна «отсеять» выбывших избирателей, т.е. избирателей, которые уже умерли, изменили место жительства или вообще пропали и, соответственно, включить в избирательный список граждан, достигших 18-летнего возраста и проживающих на данном избирательном участке (если они не были включены ранее). Избирательная комиссия, ориентированная на фальсификацию результатов голосования, не исключает из списка выбывших, а только помечает их фамилии. Эти несуществующие избиратели, а проще говоря, «мертвые души», «проголосуют» за нужного кандидата (на одной из выборных кампаний был случай, когда избиратель нашел в списке своего соседа, который умер уже двадцать лет назад). Довольно часто в избирательных списках фигурируют несуществующие квартиры, дома и даже целые кварталы.

Очень эффективным способом фальсификации результатов является образование новых избирательных участков в результате «перекройки» старых. Избирательная комиссия вносит предложение об образовании новых участков в соответствующие законодательные органы (городскую Думу, Законодательные собрания регионов), которые утверждает новые границы избирательных участков. Понятно, что на вновь образованном избирательном участке придется составлять новый список избирателей, а на старых участках — вычеркивать. Удивленные избиратели, пришедшие по привычке на старый избирательный участок, будут отправлены на другой по новому адресу. Те, кто доберется до нового участка, конечно, проголосует за того, за кого он хочет, но на старом этот избиратель обязательно будет «голосовать» только так как нужно избирательной комиссии. Ну а те избиратели, кто вообще не пойдет голосовать, тем более отметятся дважды за нужного комиссии кандидата…

Самым излюбленным способом фальсификации для избирательных комиссий долгое время являлась работа с протоколами голосования. Суть способа очень проста: при сведении всех протоколов в общий протокол о результатах голосования на данной территории до поры до времени придерживаются определенные, так называемые надежные участки (тюрьмы, спецучреждения, дома престарелых, больницы и т.п.). При подготовке протокола голосования на территории (в округе, регионе, городе) избирательная комиссия, в том случае если нужному кандидату не хватает голосов, увеличивает количество проголосовавших на таких участках и, соответственно, «натягивает» голоса нужному кандидату (ранее, на заре демократии протоколы о результатах голосования на участках попросту переписывались и копии наблюдателям не выдавались, а особо скандальные наблюдатели или выгонялись с участка, или их вообще забирала милиция). Картина, когда врачи ходят по палатам больницы или госпиталя с урной и приглашают проголосовать всех пациентов, где бы он ни жил, стала достаточно привычной.

Кроме того, практически всегда в протоколах голосования на участках есть ошибки и неточности, которые тоже, естественно, трактуются в пользу нужного кандидата (на выборах в Мосгордуму в 1997 году в нескольких округах существовала негласная инструкция председателям участковых избирательных комиссий, согласно которой сначала протокол с результатами голосования отвозят в территориальную избирательную комиссию, а потом обратно на участок, где его уже выдают наблюдателям).

Фальсификация результатов голосования с помощью государственной автоматизированной системы подсчета голосов избирателей «ГАС – Выборы» является достаточно новым методом. Пока он еще не нашел столь массового распространения среди избирательных комиссий, как, например, «мертвые души».

Такая фальсификация применима только в совокупности с другими способами и только в больших избирательных округах, т.е. тогда, когда нет возможности в течение десяти часов собрать все копии протоколов, проконтролировать сохранность опечатанных бюллетеней и пересчитать голоса самостоятельно. Смысл метода в том, чтобы максимально быстро объявить победителем выборов нужного кандидата и, соответственно, передать данные в вышестоящие комиссии. Когда нужный кандидат победил де-юре, смело можно это сделать и де-факто. Согласитесь, что задним числом тяжелее доказывать свою правоту. Технически сделать такое под силу и кандидату. Если есть у кандидата физическая возможность подключения к сети, по которой передаются данные, введенные в систему «ГАС-Выборы», то, можно создать имитационный сервер для приема информации. Он будет аккумулировать итоговые протоколы нижестоящих избирательных комиссий, изменять их в нужную сторону и затем отправлять по сети на сервер вышестоящей избирательной комиссии. При грамотной организации фальшивого сервера и нижестоящие, и вышестоящие избирательные комиссии ничего не заметят. Для большего правдоподобия может быть использован диалоговый режим с нижестоящими и вышестоящими избирательными комиссиями. Им могут отправляться протоколы (в виде экранной формы), подтверждающие факт голосования и учета отправленного ими итогового протокола. Протокол может содержать электронную подпись. Описания такого рода проектов (достаточно тщательно проработанных) уже сегодня существует в сети Интернет.

Использование автоматизированной системы подсчета голосов избирателей «ГАС-Выборы», вероятно, приведет к значительным фальсификациям на ближайших федеральных выборах. Российское избирательное законодательство предполагает участие на федеральных выборах граждан, преимущественно проживающих или находящихся заграницей. По разным оценкам экспертов за пределами России проживает не менее трех миллионов граждан Российской Федерации. Как вы понимаете, невозможно отследить голосование на таких участках и тем более сравнить протоколы результатов голосования. С применением же системы «ГАС-Выборы» вообще исчезает всякая возможность контроля. В результате «зарубежные» голоса, поданные на участках, расположенных в посольствах РФ за рубежом, плюсуются к голосам, поданным в избирательных участках Москвы. Через пару дней даже Шерлок Холмс не сможет понять, кто из избирателей участка №2006 голосовал в Эквадоре, а кто в Кунцево.

Рискованный способ фальсификации выборов — отмена результатов выборов на нескольких участках в случае успеха конкурента. Этот способ применяется только тогда, когда существует тесная связь избирательных комиссий и администраций — он требует от членов избирательной комиссии полной уверенности в том, что «все схвачено». Т.е. если существует гарантия, что не последует громкого скандала, а суд, соответственно, подтвердит решение избирательной комиссии, не будет роспуска комиссии и возбуждения уголовных дел. Способ заключается в том, что участки, где конкурент набрал наибольшее количество голосов, объявляются проблемными, оттуда организовывается шквал жалоб и телефонных звонков о многочисленных нарушениях, а иногда и преднамеренно совершаются провокации (в Карачаево-Черкесии на выборах президента республики даже бросили гранату на избирательный участок), после чего избирательная комиссия отменяет на этом участке результаты голосования.

Теперь мы перейдем к рассмотрению способов фальсификации непосредственно на избирательном участке, хотя еще раз повторимся: большинство способов фальсификации выборов дают свой эффект только при согласованной работе избирательных комиссий разного уровня. Методы фальсификации при помощи дополнительного тиража бюллетеней и голосующих «мертвых душ» так или иначе осуществляется именно участковой избирательной комиссией.

«Выносная урна» является уже классическим способом фальсификации. Избиратели до дня выборов обращаются в избирательную комиссию с пожеланием проголосовать дома. Для желающих проголосовать вне избирательного участка (т.е. дома) существует так называемая выносная урна. Обычно наблюдатели неохотно ходят по домам, зато члены комиссии очень рьяно берутся за дело. Они обходят избирателей, пожелавших проголосовать дома, заодно агитируя их, и заменяют неугодные бюллетени на нужные. С каждым таким рейдом выносные урны пополняются бюллетенями как реально проголосовавших и сагитированных избирателей, так и тех избирателей, «кого уж нет, а те далече…», или просто не пришедших на выборы (за последних обычно «вбрасывают» бюллетени после 18.00). Написав заявление от имени несуществующих избирателей, можно легко и совершенно без риска значительно добавить голоса нужному кандидату. В предвыборном законодательстве время подачи заявок на голосование на дому – выезд по адресам может продолжаться вплоть до окончания голосования (соответствующие заявки нетрудно оформить «задним числом» как раз ко времени, указанному в законе).

Если на участке численностью две — две с половиной тысячи голосов к утру дня голосования поступает более пятидесяти заявлений от желающих проголосовать на дому, то с большой вероятностью можно утверждать, что на этом участке планируется фальсификация. К концу дня голосования цифра проголосовавших на дому перевалит за триста человек.

«Предварительное голосование» — классика «вытягивания» кандидатов от власти. Основным признаком метода является повышенная активность досрочно проголосовавших. По Закону о выборах дается время на предварительное голосование, в течение которого люди, не желающие голосовать в день выборов, могут прийти заранее и проголосовать. Сначала такая возможность дается для голосования в территориальной комиссии, а затем – в участковой. После голосования бюллетени запечатываются в конверты. Вскрываются только в день голосования, в присутствии всех членов избирательной комиссии и наблюдателей. Процедура по закону обставлена правильно: есть и подписи членов комиссии в углу бюллетеня и на стыке конверта, и заявления от гражданина с объяснениями причин, побудивших его проголосовать досрочно. Но вся изюминка этого метода состоит в том, что редко кто может точно сказать, сколько людей проголосовало в действительности. А обычно оказывается, что желающих голосовать досрочно вдруг оказывается очень много. Список проголосовавших досрочно в окружной и территориальных комиссиях «размножается» и распространяется по участкам, требующим «усиления». Перед наблюдателями на участках раскрывается идиллическая картина: список проголосовавших досрочно и заявления (скопированные списки из городской и территориальной комиссий), конверты с бюллетенями (вложенные и подписанные тут же недобрым председателем участковой комиссии). Все верно: люди действительно проголосовали досрочно, просто на участках их голоса «умножили» в несколько раз.

Один из способов фальсификации можно назвать своеобразным «хороводом». Импровизация на тему «мертвых душ». В день голосования по избирательному округу от участка к участку ходит команда подготовленных избирателей, дает свои паспорта комиссии, но расписывается за «мертвые души». Доходит до абсурда: в день выборов команда ходит по дворам и «помогает» жителям: «Если на выборы не пойдешь, давай свой паспорт, я проголосую». (Автор сам являлся участником такого «хоровода» в одном из регионов России. Посмотрев паспорт с московской пропиской, председатель участковой комиссии не поморщившись, сказала поставить свою подпись напротив одной армянской фамилии и выдала избирательный бюллетень…)

«Перекладывание бюллетеней» – еще один метод фальсификаций итогов голосования. Перекладывание бюллетеней проходит на этапе подсчета голосов. После того как бюллетени высыпали на стол (если вы обнаружили пачку бюллетеней вложенных один в другой – очевидно, что это «вброшенные» бюллетени), их начинают раскладывать на стопки, соответствующие каждому из кандидатов, графе «против всех», а также в стопку испорченных бюллетеней. Результаты голосования определяются с помощью подсчета количества бюллетеней в каждой из стопок. Если часть бюллетеней, где нет отметки напротив фамилии нужного кандидата, попадут в стопку нужного кандидата, то при подсчете этот кандидат получит некоторое количество дополнительных голосов. С другой стороны, бюллетени с отметками напротив фамилии нежелательного кандидата могут разойтись по другим стопкам, а значит, число голосов в его поддержку уменьшится. Порой получаешь эстетическое удовольствие от того, как некоторые члены комиссии проделывают этот фокус. Характерно, что при подсчете голосов все наблюдатели находятся на расстоянии трех — пяти метров от стола, где идет подсчет бюллетеней, — соответственно, видеть они могут только широкую спину председателя.

«Обрезание кандидата» — часто встречающийся способ фальсификации, происходит тогда, когда наблюдатели и члены комиссии с совещательным голосом не следят за процедурой подсчета результатов голосования. Избирательная комиссия в начале процедуры подсчета результатов голосования обязана подсчитать и погасить неиспользованные избирательные бюллетени путем отреза левого нижнего края избирательного бюллетеня. Эта процедура совмещается с самим подсчетом голосов. Тогда при перекладывании бюллетеней часть бюллетеней кандидата оказывается в пачке неиспользованных, у которых отрезается не левый, а правый край. В зависимости от расположения неугодного кандидата отрезается либо верхний, либо нижний правый край. Отрезается как раз сам квадрат для отметок расположенный напротив фамилии и сведений негодного кандидата, т.е. отрезается сама отметка, поставленная избирателем, и бюллетень превращается в недействительный.

Следующий способ условно можно назвать «заряженная урна». Т.е. опечатанная урна стоит на участке уже с неким количеством бюллетеней еще до начала процедуры голосования. Это обычно происходит в городах, где есть наблюдатели демократических кандидатов, которые любят поспать. В 7.45 председатель открывает урну и опечатывает ее, а уже в 8.00. начинается голосование, и, если наблюдатель опоздал — это проблема самого наблюдателя. Бывает более откровенный вариант: наблюдателей не пускают после открытия избирательного участка в течение 10 минут. Дело сделано.

«Еще одна отметка» — способ, используемый при незначительном отрыве одного из конкурентов. Некоторая часть голосов конкурента просто признается недействительной (согласно выборному законодательству бюллетень с двумя и более отметками напротив фамилий кандидатов или графы «против всех» признаются недействительными). Достаточно просто поставить еще одну галочку либо напротив другой фамилии кандидата, либо напротив графы «против всех». Во время подсчета голосов в бюллетенях конкурента появляются новые отметки. Таким образом, можно довольно ощутимо уменьшить количество голосов, поданных за конкурента. Вообще, если по итогам голосования общее количество недействительных бюллетеней превышает 5% от числа пришедших на выборы, можно смело утверждать, что результаты выборов были фальсифицированы.

«Простой карандаш» — этот метод чрезвычайно распространен в сельской местности и, по опросу среди знакомых политтехнологов, — неискоренимый. Во время голосования, зайдя в кабинку, чтобы поставить отметку напротив фамилии кандидата, вместо шариковой ручки вы можете обнаружить простой карандаш. Опросив друзей и знакомых, вы без труда выясните, что они тоже ставили отметки в бюллетене простым карандашом. На все претензии и просьбы дать вам ручку члены избирательной комиссии будут мило улыбаться, жаловаться на «нищий бюджет, горькую избиркомовскую долю» и посоветуют вам принести ручку из дома…

«Избиркомовская поляна» не является формально методом фальсификации, скорее прикрытием «фальсификации». Где-то в 19.00-20.00 всех членов комиссии и наблюдателей приглашают пройти к столу, расположенному в отдельном помещении. Обычно угощение очень щедрое и, как говорится, водка просто льется рекой. Естественно, пока длится такое застолье, кто-нибудь из членов комиссии, чаще секретарь, из рукава кофты «вбрасывает» необходимое количество бюллетеней. К этому времени уже понятно, сколько именно нужно «вбросить» и какое количество «избирателей» находится в распоряжении председателя избирательной комиссии (на одних выборах в городскую Думу довольно крупного города председатель так «старалась», что вместе с бюллетенями бросила в избирательную урну и свое удостоверение председателя избирательной комиссии). Наш опыт показывает: с этим можно бороться только одним способом – накрывать наблюдателям стол еще лучше, но только после сдачи копии протокола в штаб кандидата.

«Наглядная агитация» — способ, почти канувший в Лету, но в деревнях еще иногда встречающийся. На информационном стенде обычно должны размещаться увеличенные образцы заполненных бюллетеней. Такие образцы содержат фамилии кандидатов, участвующих в выборах по данному избирательному округу, а напротив одного из кандидатов стоит отметка. Автор сам видел подобный избирательный бюллетень, где напротив фамилии кандидата Зюганова стояла галочка.

 

4.2. Способы фальсификации результатов голосования, применяемые кандидатами от власти

 

«…Товарищи солдаты! Сегодня – выборы. Вам дадут на руки бюллетень. В нем указано много разных партий, знать которые вам совершенно не нужно. Главная партия – это НДР, партия правительства, номер семнадцатый. Получите бюллетень, найдите номер семнадцать.

Если вы за правительство – ставьте напротив НДР плюс, если против правительства – ставьте минус…»

(Из выступления командира воинской части перед солдатами в 1995 г.)

 

Любой из кандидатов стремится получить в свое распоряжение ресурс в виде избирательных комиссий, будь это собственно кандидат от власти, кандидат от бизнеса или кандидат от оппозиции. Именно эта причина повлияла на значительную коммерциализацию всей системы избирательных комиссий. На сегодняшний день во многих регионах России избирательные комиссии продаются как оптом, так и в розницу, и с этим фактом, как бы он ни возмущал своим цинизмом, не поспорит даже уважаемый г-н Вешняков. Таковы реалии современного избирательного процесса в России.

Однако в этой части нашей книги мы будем рассматривать способы и методы фальсификации результатов голосования, специфичные в основном только для кандидатов от власти. Конечно, во многих регионах, если не во всех, избирательные комиссии полностью подконтрольны администрации, и описанные выше способы фальсификации также могли бы быть отнесены в арсенал используемых кандидатами от власти. Авторы постарались провести своеобразную спецификацию, полагая, что как кандидат от власти, так и кандидат от бизнеса и кандидат от оппозиции могут получить в свое распоряжение ресурс, связанный с избирательными комиссиями. Именно поэтому мы решили выделить только те способы, которые присущи в основном только кандидатам от власти и не используются другими кандидатами.

В основном все способы фальсификации результатов голосования, присущие кандидатам от власти, базируются на использовании так называемого административного и силового ресурса. Их основа – грубейшее нарушение законодательства и административный произвол. Рассмотренные ниже способы не исчерпываются полностью, но основные и наиболее распространенные мы перечислим.

Наиболее распространенным способом фальсификации результатов голосования является так называемое голосование по приказу. Этот метод характерен не только для воинских частей и спецучреждений (КПЗ, домов престарелых, больниц и т.п.), но и широко используется во всех организациях, напрямую зависящих от администрации (учреждения здравоохранения, образования, соцобеспечения и т.п.). В основе способа лежит использование служебного положения, а также элементарная коррупция чиновников: спекулируют на страхе перед наказанием и обещаниями какой-либо выгоды. Именно страх перед увольнением, лишением премий, проверками, комиссиями и т.п. заставляет трудовой или воинский коллектив голосовать по приказу своего начальника. Обычно также запускаются слухи о пронумерованных бюллетенях, скрытых видеокамерах в кабинках для голосования и подобной ерунде, целью которых является вселить в людей страх перед неотвратимым наказанием в случае «неправильного» голосования. Бывало, что директор муниципального предприятия лично простаивал все выборы возле избирательной урны и требовал от всех своих работников предъявлять ему бюллетень для утверждения. Но обычно, контроль за «правильностью» голосования осуществляется по принципу коллективной ответственности  (если хоть один голос будет отдан «неправильно», наказаны будут все) и «каждый следит за каждым» (каждый, кто предоставит сведения о тех, кто проголосовал «неправильно», будет премирован).

«Молоток» — метод, широко используемый кандидатами от власти. Заранее печатается дополнительный тираж бюллетеней, они заготавливаются под нужного кандидата, настоящие бюллетени при этом уничтожаются и заменяются в зависимости от реальной явки. Когда говорят, что комиссия «работала молотками», это значит, что урны с бюллетенями привозятся в администрацию города (на одних из мэрских выборов привезли даже на муниципальную телекомпанию), бюллетени вываливаются на стол, меняются бюллетени и переписываются протоколы. На копии протоколов, оставшихся на руках наблюдателей, не обращают никакого внимания.

Широкое распространение получил метод «последнего участка». Он заключается в том, что один из крупных участков в избирательном округе специально «придерживают», т.е. максимально затягивают процедуру подсчета голосов до тех пор, пока не станет ясна общая картина голосования. В случае, если нужный кандидат отстает от лидера на сотн-другую голосов, «золотой перевес» в сторону нужного кандидата обеспечит именно этот участок путем простой замены бюллетеней.

«Двойное голосование» — способ фальсификации, основанный на принципе «голосование граждан, преимущественно проживающих на территории избирательного округа» — граждан, находящихся в длительных командировках, отпусках и т.п. Обычно результаты такого голосования оказываются просто удивительными — все голосуют, как один, и все за «нужного кандидата – начальника». Граждан находящихся в командировке включают в списки избирателей и соответственно «голосуют». В одном из северных нефтяных регионов действующий губернатор смог организовать голосование вахтовиков, в результате которого количество избирателей выросло вдвое, а сам губернатор выиграл с оглушительным результатом.

Одна из вариаций на выше описанную тему – «голосование военных», или «чеченский батальон». Этот способ заключается в том, что внезапно на избирательный участок прибывает большое количество солдат и офицеров с легендой о контрактниках, возвращающихся из Чечни и проживающих на территории избирательного округа. Паспортов у воинов, естественно, нет, («остались у штабных крыс»), список личного состава имеется. Список подкалывается, «чеченцы» голосуют и все за нужного администрации кандидата.

На предстоящих выборах в Государственную Думу РФ, вероятнее всего, мы столкнемся с методом «заграница нам поможет». Из названия читателю понятно, что осуществляться этот метод будет заграницей. Закон «О выборах депутатов Государственной Думы РФ» предполагает голосование граждан Российской Федерации, постоянно проживающих или находящихся за пределами Российской Федерации, не только по общефедеральному округу, но и по одномандатным округам. Участки, расположенные в дипломатических посольствах, прикреплены к избирательным одномандатным округам города Москвы. При этом основанием для включения таких граждан в список избирателей является либо письменное обращение гражданина, поданное не позднее дня голосования, либо устное обращение, поданное в соответствующую участковую комиссию в день голосования. Вероятнее всего, что в наших посольствах за границей найдутся тысячи соотечественников, желающих проголосовать именно за нужного власти кандидата, о котором они вряд ли вообще что-либо слышали.

Наиболее грубым способом фальсификации выборов является метод «силового воздействия» в день голосования со стороны милиции. На избирательном участке дежурит милиционер, который призван следить за безопасностью избирателей и соблюдением законности. Но, к сожалению, иногда представители милиции не только потворствуют нарушению закона, но и сами зачастую являются его главными нарушителями. Для осуществления данного способа фальсификации обычно используется какая-либо провокация (отключают свет на избирательном участке, врываются какие-то люди, пытаются сорвать пломбу с избирательной урны и т.п.). Стало недоброй традицией организовывать провокации и «пиарить» их за неделю до голосования – тогда напряжение на участках подобно спичке, поднесенной к бочке с порохом. Эти провокации используются в пользу нужного кандидата. Под благовидным предлогом соблюдения законности и порядка все наблюдатели и даже некоторые «неугодные» члены комиссии объявляются провокаторами и выгоняются из помещения участковой комиссии. Иногда даже и этого не нужно делать, просто никому, кроме председателя и секретаря, при подсчете голосов не позволяют приближаться к столу с бюллетенями ближе чем на десять метров, увеличив вдвое-втрое законную дистанцию. Естественно, что в таких условиях можно результаты голосования изменить кардинальным образом. Бывали случаи, когда какого-либо наблюдателя или члена комиссии обвиняли в ношении оружия, хранении наркотиков, взрывчатых веществ и т.п., забирали в отделение милиции, держали до вскрытия урн с бюллетенями, потом извинялись и отпускали.

«Открепительный талон» — распространенный метод фальсификации на федеральных выборах по «партийным спискам». Безусловно, был ноу-хау президентской кампании 1996 года. Граждане, выезжающие в другой город и не имеющие возможности проголосовать по месту жительства, могут получить в участковой избирательной комиссии открепительный талон и проголосовать там, где им удобно. Вполне логично представить автобус таких людей в день выборов, объезжающих, скажем, 10-15 участков за день. Один такой автобус дает около 1000 голосов избирателей.

По-видимому, открепительный талон или открепительное удостоверение обретет вторую жизнь именно на ближайших выборах в Государственную Думу России. Новый закон теперь разрешает голосование по открепительному удостоверению в пределах избирательного одномандатного округа. Избиратель может получить в территориальной или участковой комиссии открепительное удостоверение и принять участие в голосовании в пределах своего избирательного округа. Для этого ему достаточно только указать причину, по которой ему требуется открепительное удостоверение. Территориальная избирательная комиссия составляет реестр выдачи открепительных удостоверений, который затем передает в участковые избирательные комиссии вместе с первым экземпляром списка избирателей. В случае же, если территориальная комиссия «забудет» передать такой реестр или передаст не полностью весь реестр, – избиратели смогут проголосовать дважды, на своем участке, к которому они прикреплены, и на любом другом в пределах избирательного округа. Ну а если избирательная комиссия будет «в сговоре» с «кандидатом от власти», то такие избиратели смогут проголосовать в день выборов бесконечное количество раз, ведь комиссия выдает избирателю «открепительное удостоверение» на основании сведений, предоставленных в комиссию главой муниципального образования.

Кандидат от власти максимально старается использовать наиболее зависимые от администрации организации. Особенно эффективно работают на организацию голосования за нужного кандидата разносчики пенсий, почтальоны, социальные работники, участковые врачи и медицинские сестры, милиция общественной безопасности. Механизм фальсификации, используемый этими службами, в принципе такой же, как описанный выше способ «голосование по приказу», с той особенностью, что больший упор в работе с электоратом делается не на угрозу, а на самый банальный подкуп (пенсию на два дня раньше — проголосуй за нужного кандидата, я тебе бесплатное лекарство – проголосуй за нужного кандидата и т.п.). Этот механизм особенно эффективно, до последних изменений в законодательстве, работал на предварительном голосовании (см. выше). Сегодня закон достаточно жестко ограничивает варианты фальсификации на предварительном голосовании. Однако полностью исключать такую возможность мы, конечно, не будем, т.к. вполне можем прогнозировать переориентацию административного ресурса с работы по методу «предварительное голосование» на «голосование вне избирательного участка».

Граждане России, признанные вынужденными переселенцами либо обратившиеся в федеральный орган исполнительной власти, ведающий вопросами миграции, с ходатайствами о признании их вынужденными переселенцами, автоматически включаются в список избирателей на основании паспорта или документа, заменяющего паспорт (т.е. документов, выданных этими же органами). Теперь читатель может представить, как будут голосовать тысячи «беженцев» — турок-месхетинцев, армян, таджиков, курдов — в каком-нибудь Краснодарском или Ставропольском краях. Конечно же, за отъявленного коммуно-националиста, ставленника краевой прокоммунистической администрации.

4.3. Способы фальсификации результатов голосования применяемые кандидатами от бизнеса

 

«…Бизнес надо строить не на доверии, а на информации».

Юлий Дубов, «Большая пайка».

 

Пусть читателя не вводит в заблуждение малое число способов, характерных в основном для кандидатов от бизнеса. В практике избирательных кампаний как раз «кандидат от бизнеса» обладает максимальным спектром методов фальсификации результатов голосования. Причем это происходит потому, что как раз у кандидата от бизнеса самый ликвидный ресурс (деньги), который он может в любой момент обменять на необходимую поддержку. Мы думаем, что у читателя нет наивных представлений о современных реалиях России, и он вполне отдает отчет о степени коррумпированности и администраций, и силовых структур, и избирательных комиссий. Поэтому мы не станем описывать саму процедуру «обмена», лучше  подробнее остановимся на способах фальсификации результатов голосования, присущих, «кандидатам от бизнеса».

Наиболее известный способ фальсификации результатов голосования, широко описанный в прессе и очень часто используемый на выборах, называют по разному: «мужик в кустах», «наперсточники», «эстафетное голосование», «гусеница» и т.п. Нам больше нравится название «мужик в кустах». Технология этого способа выглядит следующим образом. Рядом с избирательным участком работает бригада. Ее задача — предлагать избирателям с пониженной социальной ответственностью взятку деньгами или водкой. Согласившись, такой избиратель получает «правильно» заполненный бюллетень, который должен опустить в урну для голосования. А незаполненный бланк бюллетеня, что избиратель получает на участке, он отдает бригаде на выходе из участка и получает свою «морковку» (иногда такая бригада просто покупает чистые бюллетени у избирателей, заполняет их и сама «вбрасывает»). Несмотря на всю сложность и громоздкость данной технологии, на ее малую производительность, она все же дает стопроцентный контроль за «правильно» заполненными бюллетенями. Для выявления этой формы фальсификации необходимо наблюдать за тем, что происходит вокруг участка: не крутятся ли вокруг одни и те же подозрительные личности, не уходят ли в одном и том же направлении избиратели с пониженным чувством социальной ответственности и не возвращаются ли они оттуда пьяными. Это, конечно, очень дорогостоящий и рискованный метод, но он, в принципе, может дать кандидату порядка 10-15% голосов.

Более банальный, присутствующий на всех выборах (даже несмотря на жесткие ограничения законодательства) — прямой подкуп избирателей. Подкуп может осуществляться как буквально (лекарства, продуктовые наборы, благотворительные обеды, деньги, водка и т.п.), так и опосредованно (ремонт подъезда, учебники для школы, путевки в санаторий и т.д.). Буквальный подкуп избирателей малоэффективен, т.к. еще в 1995 году С.Говорухин изобрел против этого лучшее лекарство («берите, раз дают, это все равно у вас же украдено, но голосуйте за тех, кто вас в очередной раз не обворует»). Поэтому сегодня кандидаты от бизнеса стремятся подкупать не просто избирателей, а так называемых ЛОМов (лидеров общественного мнения, иногда их называют «слонами»), которые уже со своей стороны раздают подарки и проделывают необходимую работу с населением в пользу кандидата. Особенно этот способ эффективен в так называемых традиционных общинах (казачьи хутора, национальные диаспоры, а в республиках Северного Кавказа без этого вообще невозможно выиграть выборы). Сейчас также довольно часто практикуется покупка (аренда) паспортов у избирателей, по которым в день выборов будут голосовать специальные бригады на заранее «купленных» участках.

Более изящный способ фальсификации – это организация на выборах букмекерской деятельности, т.е. «лохотронов» (тотализаторов, лотерей, викторин). В основе этого способа лежит прямая материальная зависимость избирателя от результатов голосования. Естественно, что кандидат, организовавший такую деятельность и охвативший такой игрой значительную часть избирателей, заведомо заинтересовывает игроков в своей победе, а значит, и в их выигрыше, получении материального вознаграждения (приза, денег, подарков и т.д.). Суть метода проста, как все гениальное. С помощью широко развернутой игры в «угадай-ка» избирателя отвлекают от реального выбора кандидата, заманивая возможностью получить приз или денежное вознаграждение. При этом в процессе «игры» избирателю постоянно намекают с помощью социологии, СМИ, слухов и т.п., кто на самом деле станет победителем. Естественно, что никакой нормальный человек не откажется от возможности получить «на халяву» приз. Таким образом, достаточно легитимно навязывается принцип «покупки волеизъявления», что приводит к соответствующим ожиданиям избирателей. (Более «усиленный» вариант, когда в результате лотерей людей убеждают, что они уже сделали свой выбор и могут уже не ходить голосовать, потерпел фиаско – авторам неизвестны удачные попытки такого «замещения» голосования.) Сегодня закон запрещает организовывать лотереи и тотализаторы на выборах, однако «продвинутые» кандидаты все равно находят более-менее законную форму для реализации такого метода. Викторины, кстати, являются абсолютно законными, поэтому их вполне можно использовать для фальсификации результатов голосования, кроме того, викторины сами по себе могут быть достаточно эффективным средством для «продвижения» кандидата.

С нашей точки зрения, также изящным способом фальсификации выборов является проект «семейный агитатор». Суть его заключается в том, что избиратель заключает договор с кандидатом о том, что избиратель становится «семейным агитатором» кандидата и обязуется сагитировать всю семью. За это он получает фиксированную сумму денег, а в случае победы кандидата — в том же размере премию. По сути, это является «покупкой» голосов, но по форме придумано неплохо.

Немного иным способом фальсификации является «договор с избирателем». В этом случае кандидат нанимает избирателя в качестве агитатора, выплачивая ему некую сумму в виде аванса. При этом согласно договору агитатор обязан не только агитировать за кандидата, но и нанимать на работу других избирателей в качестве агитаторов. За каждого избирателя, привлеченного к работе агитатора, получают премию. В случае победы кандидата также агитатор получает премию. Понятно, что цель данного способа — максимальное количество заключенных договоров с избирателями, в результате чего они будут заинтересованы в получении премии, а значит, и победе кандидата.

Кроме вышеописанных способов необходимо сказать и о так называемых полукриминальных методах фальсификации результатов голосования. Нередко некоторые кандидаты от бизнеса используют на выборах «хорошо» зарекомендовавшие себя в бизнесе методы. Мы имеем в виду «задушевный разговор» с председателем избирательной комиссии. Обычно в пятницу или субботу к председателю участковой комиссии подъезжают «крепкие ребята», проводят своеобразную беседу, попутно демонстрируя знания о составе семьи, работе, собственности председателя, и предлагают деньги. Если председатель от денег отказывается, но обещает, что все будет честно и по справедливости, на этом избирательном участке в качестве наблюдателей окажется как минимум пятеро «бойцов». И при любой возможности они обязательно постараются организовать на этом участке провокацию. Если же председатель возьмет деньги и на этом участке кандидат проиграет – председателю лучше на следующий же день уехать из города. Был случай, когда один из «полукриминальных» кандидатов, проиграв выборы, взорвал всю семью председателя комиссии. Причем никто ничего так и не смог доказать, а намечающийся грандиозный скандал постарались скорее замять. Как ни парадоксально, но участие таких кандидатов иногда очень помогает остановить административный беспредел и заставляет всех участников избирательной кампании соблюдать законодательство. Председатель комиссии, зажатый в тиски административным давлением с одной стороны и криминальным давлением с другой, наиболее щепетилен в организации честных выборов, не давая каждой из сторон со своим кандидатом поводов обвинить его в «предательстве».

Часто для фальсификации результатов голосования со стороны кандидатов от бизнеса используется дополнительный тираж бюллетеней, предварительно купленный кандидатом. Именно на «договоренных» участках и осуществляется фальсификация результатов выборов (обычно на избирательный участок достаточно 100-150 дополнительных бюллетеней). Сама комиссия в таких случаях редко напрямую принимает участие в фальсификации. Этого, кстати, от них никогда и не требуют, дополнительный тираж реализуют люди кандидата, бросая в избирательную урну сразу несколько бюллетеней. От них требуют одного – чтобы количество бюллетеней в избирательной урне совпало с количеством проголосовавших. Что охотно и делают председатели комиссии (они же не хотят, чтобы их участок «прославился» и выборы признали недействительными).

Достаточно оригинальный способ, но уже снискавший много «поклонников» — «выделение кандидата» путем помещения его среди вычеркнутых из бюллетеня других кандидатов. Тонкая технология предполагает запуск кандидатов-«подстав», которые должны сняться в конце предвыборной гонки, когда уже нельзя перепечатать избирательные бюллетени. При этом фамилии снявшихся кандидатов комиссия «вынуждена» вычеркивать в спешном порядке. Изящество методы в том, что нужно запустить таких «подстав», чтобы они среди списка кандидатов в бюллетене были аккурат выше и ниже «основного» кандидата. Например, если фамилия «основного» кандидата – Сергеев, то выставляются Сапожников и Синицын, которые потом вычеркиваются: в результате основной кандидат сильно выделяется в избирательном бюллетене. Метод, требующий немалых денег и усилий.

Нетрудно догадаться, что сам «запланированный переполох» в комиссиях перед днем голосования в связи с вычеркиванием подстав «вручную» может стать хорошей почвой для целого букета фальсификаций. Например, можно применять метод «роковой ошибки», когда вместо Сапожникова и Синицына вычеркивается основной конкурент; или же на участках, где основной конкурент победит, бюллетени вообще не корректируются, что может дать повод объявить их недействительными после того, как избиратели уже проголосовали. Очевидно, что «роковая ошибка» и «выделенный кандидат» могут реализоваться только в случае проплаты немалой суммы участковым избиркомам – сценарий «розничной» скупки избиркомов. Власть на такие методы не идет, что не отрицает их универсальность.

 

 

4.4. Способы фальсификации результатов голосования, применяемые кандидатами от оппозиции

 

Возможно ли такое? Существуют ли специфические методы фальсификации, присущие кандидатам от оппозиции? Наша практика проведения избирательных кампаний дает утвердительные ответы на поставленные вопросы.

Стоит особо сказать, что коммунисты в вопросах фальсификации вынуждены бороться со своей собственной тенью – все вышеперечисленные способы фальсификаций переданы по эстафете от КПСС 80-х своим преемникам в лице ныне действующей власти. Конечно, вряд ли прогнозировалась такая утонченная техника манипуляций голосами, ведь единственный сдерживающий фактор у «старых коммунистов» был только один – моральный. Сегодняшние манипуляторы действуют в более жестких условиях, что и может объяснять богатство методов современного «вброса». Отметим, что в тех регионах, где руководят коммунисты (например, Краснодарский край), ими также изящно используются все вышеперечисленные способы, а находящиеся в оппозиции общественные деятели только-только начинают учиться у своих идейных врагов – коммунистов, находящихся в оппозиции в соседних регионах.

Оппозиционные кандидаты (прежде всего, имеются в виду кандидаты от КПРФ) действительно нередко используют фальсификацию. Хотя справедливости ради необходимо сказать о том, что кандидаты от оппозиции редко идут на «оптовую» фальсификацию (в отличие от других кандидатов) и предпочитают работать на уровне избирательных участков. «Оптовая фальсификация», собственно, им и не нужна. Имея практически на всех выборах «твердый электорат» в пределах 20-25%, кандидатам от оппозиции для победы часто не хватает всего каких-нибудь десяти процентов. Именно эти проценты кандидаты от оппозиции получают иногда в результате фальсификации результатов голосования на нескольких избирательных участках. Достаточно посмотреть на некоторые итоги голосования, где «неожиданно» побеждает малоизвестный кандидат от оппозиции, чтобы убедиться в этом. И действительно, на большем количестве участков кандидат от оппозиции пришел к финишу вторым, а то и третьим, и всего на нескольких участках за него голосуют «консолидированно». Этих участков хватает для его победы. Они мало чем отличаются по социальному составу от остальных. Это ни какой-нибудь Гарлем с преобладанием деклассированного электората, нельзя также сказать, что на этих участках кандидат поработал особенно «ударно». В чем же тогда дело?

Чтобы разобраться, каким именно образом кандидат от оппозиции смог осуществить фальсификацию результатов на этих участках (не имея ни достаточного финансового, ни административного ресурса), необходимо вначале немного пояснить саму схему построения способа фальсификации результатов на таких участках.

При более пристальном рассмотрении оказывается, что такие участки «принадлежат» какому-нибудь предприятию или институту (чаще ВПК или бывшие колхозы, совхозы) или на них преимущественно проживают его работники. Эта традиция «ведомственных участков» сложилась еще в советские времена. Здесь от выборов к выборам и председатель, и секретарь, и многие члены комиссии являются работниками предприятия. И тогда становится понятна схема фальсификации. Кандидат от оппозиции является попросту протеже директора предприятия, который лично заинтересован в победе данного кандидата. Поэтому директор дает четкое указание своему профкому, отделу кадров, бухгалтерии, начальникам цехов и членам участковых избирательных комиссий, а по сути, своим работникам: «кандидат такой-то должен победить». Дальше работа строится на том, что отдел кадров совместно с профсоюзом «проверяют» списки избирателей и в них «неожиданно» появляются практически все работники предприятия — и бывшие и нынешние, даже те, кто не только не проживает поблизости от этих избирательных участков, но и те, кто живет вообще в других избирательных округах. В день голосования все работники завода дружно голосуют за кандидата от оппозиции, даже не подозревая об этом. В случае с институтами еще проще: в списки избирателей попадают даже студенты-иностранцы и, также как остальные, дружно отдают свои голоса кандидату от оппозиции. Другими словами, выполняя команду руководителя, избиркомовцы распоряжаются всей базой данных предприятия, которая включает все души — и «мертвые» и «живые».

Нередко на выборах случалось, что избиратель, от которого поступило заявление о предоставлении ему возможности проголосовать вне помещения избирательного участка, приходил на избирательный участок долго возмущаясь тем обстоятельством, что «нерадивые, бездушные члены комиссии заставили больного ветерана прийти. Причем на возражения членов комиссии о том, что к вам уже поехали члены избирательной комиссии, возмущенный ветеран требовал «свой законный» избирательный бюллетень. Соль метода заключается в том, что заслуженный и больной ветеран успевает проголосовать и дома, и на избирательном участке. Членам избирательной комиссии, «виновным» перед ветераном, даже в голову такое не может прийти, пока какой-нибудь десятый пенсионер с порога не начинает ругать «бездушную комиссию».

Интересно наблюдать, как оппозиция пытается «перехватить» властный ресурс фальсификации с использованием ресурса законодательной ветви власти. Многочисленные депутатские делегации, действительно могут навещать в день голосования избирательные участки. Но если в начале периода активной парламентской работы коммунистов депутатская активность имела «сдерживающий эффект», то сегодня участковые избиркомы легко парируют ретивость оппозиционных депутатов.

Попытки использования оппозицией варианта «отмены результатов выборов» не привели, на нашей памяти, к успеху ни разу. Хотя некоторые провокации со стороны пожилых партийцев и отвязной левой молодежи получались. Но, как мы отмечали выше, к отмене результатов голосования это не приводило – нарушения легко перепасовывали в сферу уголовного кодекса или административных нарушений, в долгие судебные разбирательства.

Один из немногих успешных путей фальсификации кандидатом от оппозиции является тот, что использует универсальные законы власти. Так, в случае выставления кандидатом от власти «парашютиста», человека неместного и не очень значительного, кандидат от оппозиции имеет все шансы настроить соответствующим «патриотическим» образом нижний уровень избиркомовской вертикали – председателей участковых комиссий. Тогда председатели могут не только бойкотировать «вброс» за кандидата от власти, но и «вбросить» за «родного» кандидата от оппозиции – как мы показали выше, подобные поступки вполне в духе специфического мировоззрения работников избиркомов. Плюс существующее во всех властных институтах страны противостояние группировок, конфликт верхних и нижних уровней присутствует и в системе избиркомов. Поэтому в случаях, когда кандидат от власти – «парашютист» оплошал, виноватых находят быстро и среди власти, и среди избиркомов – не без помощи коллег. «Бросая» за кандидата от оппозиции, участковые комиссии не только реализуют замаскированные политические симпатии, но и начинают по-крупному играть во властные пасьянсы в качестве еще одного игрока.

Все это приводит к неутешительным выводам. Например, для того чтобы оппозиция вышла на равную конкуренцию с властью, ей (оппозиции) надо на выборах занимать не оборонительную, а наступательную стратегию. Речь идет не только о стратегии политической борьбы в целом и не только о тактике проведения состязаний кандидатов. Специфика российского властного ресурса сегодня такова, что нужно разрабатывать собственные способы фальсификации тому, кто претендует на власть. Другими словами, методы проведения выборов и практикующийся формат фальсификационных кампаний подталкивают оппозицию именно к «обретению собственного лица» в этом вопросе. Применительно к агитационной машине КПРФ это означает либо реформу существующей социальной организации — внедрение элементов «неизбежной греховности» в победе на выборах, «ленинский» пересмотр идеологии участия в общественных процессах, либо создание особой «гвардии» фальсификационных кампаний, особого «звездного десанта», способного умело управлять ими. Так или иначе, но с точки зрения выборных кампаний и их фальсификаций власть сама толкает на порождение чудовищ наиболее «сознательного» участника предвыборного процесса.

8.2.     Типовые «грязные» технологии

Поскольку с подробным описанием типовых грязных технологий и методами противодействия им читатель может познакомиться  в [2], в нашей книге мы ограничимся лишь необходимым минимумом сведений.

При всем многообразии «грязных» технологий в их основе лежат два приема: обман (дезинформация) избирателей и подкуп их.

 

Почему-то принято считать, что подкуп – чуть ли не самая «грязная» из всех «грязных» технологий. По нашему же мнению, подкуп далеко не так опасен, как обман. Во всяком слу­чае, он не лишает избирателей свободы сознательного выбора. Если гражданину угодно, образно говоря, отдать свое право пер­во­родства за чечевичную похлебку – то в конечном итоге это ре­шение самого гражданина.

Технологии подкупа избирателей в ходе предвыборной кампании (т.е. задолго до выборов, когда «благотворительность» кандидата еще не попадает под нарушение закона) мы уже обсуждали в п. 6.8. Там же было отмечено, что подкуп обычно далеко не так эффек­тивен, как это считают: нет никаких гарантий, что избиратель, получив что-либо от кандидата, сразу же станет его сторонником (закон старухи Шапокляк, п 6.6.2).

Более того. Подкуп опасен для подкупающего, т.к. акт подкупа органически связан со снижением самооценки избирателя. Как правило, избиратель хорошо понимает, что его голос покупают, и что «продав» голос, он поступает нехорошо. Конкуренты могут использовать этот момент и обратить его против скупщика голосов. Поэтому «покупателю», если он хочет достигнуть успеха, приходится не просто тупо раздавать деньги и водку избирателям, но как-то вписать эту акцию более или менее осмысленную стратегию кампании. Если внимательно рассмотреть кампании, выигранные якобы только при помощи подкупа, в большинстве случаев оказывается, что победа «покупателя голосов» явилась следствием стратеги­чески правильной постановки кампании, а не голой игры на мате­риальном интересе.

Поэтому (как  ни парадоксально это звучит) чем «честнее» действует «покупатель», тем лучше работает подкуп. «Покупатель» обращается к избирателю, как бизнесмен к бизнесмену: «От политиков и депутатов все равно никакого толка не будет. Они все врут. А я честно говорю, что мне нужен мандат, и я готов за него честно вам заплатить». Следует отметить, что российские политики хорошо постарались, чтобы такого рода агитация находила отклик у избирателей. Она и находит.

 

Наиболее яркий пример – уже упоминавшаяся нами в п. 6.8. оптовая покупка Р.Абрамовичем Чу­котки. При этом Р.Абрамович абсолютно не скрывал, что он делает. Наоборот, избирателям открыто говорилось: «Все о вас за­были, просвета никакого нет, а с Р.Абрамовича вы хоть что-то по­лучите». Так что у избирателей не могло быть никаких сомнений, что их именно подкупают. И осуждать их за то, что они «прода­лись», не следует – они просто проголосовали за того, кто дейст­ви­тельно для них что-то делал. Назвать такую постановку кампа­нии  «грязной» было бы несправедливо. Напротив, все бы­ло честно, «по понятиям».

 

Надо сказать, что в последнее время наблюдается рост эффективности технологии подкупа. Представляется, что это связано с нарастающим разочарованием граждан в российских политиках и выборной системе. В результате в 2003г. стали проходить «фокусы», немыслимые, например, в 1993г.

 

В 2003г. можно было наблюдать несколько очень похожих друг на друга кампаний по выборам в Государственную Думу. В провинциальном округе баллотируется известный и довольно популярный кандидат из «местных». Он имеет поддержку местной власти и является наиболее вероятным претендентом на победу. Неожиданно у него появляется  не имеющий никакого отношения к округу конкурент, у которого за душой нет ничего, кроме немереного количества денег (например, директор одного из московских рынков). По всем правилам, такой персонаж может выкинуть на кампанию любое количество средств – победа ему все равно не светит.

Не тут-то было!

Кандидат-«директор» начинает кампанию со скупки административного ресурса. В первую очередь «башляются» суды, далее – избирательные комиссии, далее – местные администрации. Если тот или иной чиновник проявляет верность «местному» кандидату – покупаются все его замы. Далее вливаются деньги в региональные и местные СМИ. После этого «директор» может делать в округе все, что угодно: и власть, и «общественное мнение» будут безмолвствовать.

Расчистив поляну «директор» берется за избирателей, приступая к массовой скупке голосов по схеме «ты мне — я тебе». Какое-то время «местный» кандидат взирает на это с презрительной улыбкой: просчитался московский барыга, наших так просто не купишь. Бедняге невдомек, что «наших» уже давно тошнит от всех политиков, как от московских, так и  от местных. Когда до «местного» начинает доходить, что реально происходит, он кидается за поддержкой к родной власти, требуя (причем совершенно справедливо!) снять нарушителя закона с выборов. Ему отвечают «да; конечно, конечно!» — и нечего не происходит. «Местный» обращается за обещанной помощью второй раз, третий – с тем же результатом. Наконец он начинает делать то, что следовало делать с самого начала: отрабатывать в своей кампании агитационную тему против «московского покупателя нашего города». Но уже поздно и не хватает времени и сил (особенно с учетом того, что «директор» перекупил половину штаба «местного»).

 

Перед «покупателем голосов» во время выборов традиционно встают две про­бле­мы: как обойти закон и как гарантировать, что проплаченный из­биратель действительно проголосует за нужного кандидата. В ка­честве примера мы опишем две распространенные  схемы подкупа, решающие эти проблемы.

1). Семейный агитатор [2]. Штаб кандидата заключает с избирателем трудовое соглашение: нанимает его в качестве аги­татора. Сразу же после заключения соглашения избирателю вы­пла­чивается небольшой аванс. Остальные деньги ему обещают запла­тить в качестве премиальных за «хорошую работу». На вопрос «кого агитировать?» агитатору отвечают: «агитируй свою семью, а ра­бота будет считаться «хорошей», если наш кандидат по­бе­дит на выборах».

Естественно, на самом деле реальной работы от такого «аги­татора» никто не ждет. Цель схемы – создать у избирателя ма­териальную заинтересованность в победе кандидата.

Описанная схема применялась на выборах многократно, и иногда с успехом. Ее особое «преимущество»: если конкуренты не располагают системой «кукушек», им трудно отследить, что запущен проект «семейный агитатор».

2). Клонированный фонд. Кандидат Иванов учреждает благотворительный «Фонд Иванова», и за полгода до выборов передает этот фонд другим людям, формально не имеющим к нему, Иванову, никакого отношения (понятно, что на самом деле новые хозяева Фонда – люди Иванова). Во время выборов Фонд начинает массовую раздачу благ избирателям, обещая еще больше, если Иванов победит. При этом предъявить претензии за подкуп избирателей к самому Иванову невозможно.

 

Переходим к технологиям обмана.

Наиболее типичным и часто применяемым методом дезин­фор­ма­ции является клевета (выброс компроматов) на конкурен­тов. О том, какой характер она может принимать во время изби­ра­тель­ной кампании, давно и хорошо известно: каждому кан­дидату и руководителю кампании перед выборами полезно еще раз пе­ре­читать очерк Марка Твена «Как меня выбирали губер­на­тором шта­та Нью-Йорк».

Массированный выброс компроматов обычно осуществляется в форме т.н. «черного» PR. Термин «черный» подразумевает ано­ним­ность: кампания по выбросу компроматов ведется не самим кандидатом, а внешне никак не связанными с ним журналистами, аналитиками и т.д. Часто для организации «черного» PR создается специальный штаб, независимый от основного штаба кандидата.

На наш взгляд, сам факт использования «черного» PR нельзя однозначно причислить к «грязным» технологиям, если распро­стра­няемая его путем информация достоверна, а критика конку­рен­та, против которого он направлен – обоснована и аргумен­ти­рована. Мы уже отмечали, что в ряде случаев кандидату не выгод­но вести критическую кампанию против конкурентов от своего имени, поскольку это противоречит положительному образу кан­ди­дата. В общем случае использование «черного» PR можно расценить максимум как «серую», но не «грязную» технологию. «Грязным» он становится лишь тогда, когда через него распро­стра­няются заведомая ложь и клевета.

Иногда еще опаснее прямой клеветы оказываются попыт­ки дискредитировать конкурентов косвенными методами. Особен­но грешит такими приемами телевидение: сообщая внешне ней­тральную информацию, путем специальной подборки видеоря­да и интонации диктора оно создает самое неприглядное впечат­ление о нежелательных кандидатах. Аналогичных целей можно до­биться через обрамление сюжетов о кандидате негативными сю­же­тами: например, поместить информацию о «враге» между со­общением о несчастном случае и плохим прогнозом погоды. Сюда же можно отнести многообразные методы некорректно­го веде­ния дискуссии и приемы внушения избирателям требуе­мой ин­фор­мации через специально подобранные слова и словосоче­та­ния. То, что такой набор словесных приемов (отлично извест­ных еще древним грекам) теперь называется «нейролингвистическим программированием», никак не может служить их оправданием.

Представляется, что нет нужды останавливаться на более де­тальном разборе перечисленных «технологий». В федеральных кам­паниях 1996, 2003 и особенно 1999 гг. весь их спектр был исполь­зо­ван настолько широко и интенсивно, что здесь мало что можно добавить.

Остановимся на некоторых более изощренных приемах де­зин­формации, которые часто применяются в российских избира­тель­ных кампаниях.

 

1).  Выдвижение двойников.

Двойники (кандидаты-однофамильцы)  выдвигаются, чтобы оттянуть часть голосов у «заказанного» кандидата: если в бюллетени два и более кандидатов с одинаковыми фамилиями, часть избирателей перепутает и проголосует не за «настоящего» кандидата, а за двойника (п. 2.7). Выдвигаются как просто однофамильцы, так и двойники с совпадающими ФИО. Иногда конструируют полных клонов: совпадает не только ФИО, но и место работы. Зафиксированы случаи, когда под «заказанного» кандидата выдвигалось до 4-х двойников.

С аналогичной целью иногда создаются общественно-политические организации-клоны с названиями, очень похожими на названия конкурирующих организаций (известен, например, случай, когда накануне выборов в одном из крупных регионов было зарегистрировано «Движение «Яблоки») и выдвигают под­ставы от их имени.

В. Полуэктов [2] выделяет три типа двойников:

— «тихоня», задача которого – просто присутствовать в избирательно бюллетени, не произнося при этом за время кампании ни одного слова;

— «провокатор» — это, в отличие от «тихони», может вести очень шумную кампанию, но такими методами, чтобы в результате его фамилия (а, следовательно, и фамилия «заказанного кандидата») никакого иного рефлекса, кроме рвотного, у избирателей не вызывала.

— «свой  двойник» — выдвигается, чтобы показать, что против кандидата применяются «грязные» технологии (для формирования у кандидата образа «страдающего за правду»).

Практика показывает, что «тихоня», если против него не бороться, вполне способен отобрать у «заказанного» кандидата 1-2% голосов. Последствия действий «провокатора» могут быть гораздо серьезней.

2). Имитация поддержки от статусных людей. Пример такого приема описан нами в п. 2.4.2: кампания списка «сторонников А.Ле­бедя» в Калининградской области. Избиратели проголосова­ли за этот список, решив, что сторонник А.Лебедя – значит, чело­век А.Лебедя. На самом же деле генерал не имел к своим «сторон­ни­­кам» никакого отношения и даже не знал об их существовании.

Поэтому если в ходе кампании вдруг появляются листовки типа «Поддерживаю такого-то, В.Путин», то не мешает поинте­ре­соваться, кто такой этот В.Путин – президент России или его од­но­фамилец, живущий в соседнем доме.

Иногда описанный прием используется с точностью до наобо­рот: поддержка существует реально, но носит незаконный харак­тер. Например, в 1997г. в Москве в округе, где переизбирался председатель Московской Думы, появились щиты с его фотогра­фией в обнимку с Ю.Лужковым и подписью: «Лучший председа­тель Думы из всех, кого я знал. Коренной москвич Ю.Лужков». Когда разъяренные конкуренты обратились с протестом в изби­ра­тельную комиссию (по закону мэр не имел права поддерживать ни одного из кандидатов), им разъяснили: «Фотография сделана задолго до выборов, а что до подписи, то вы докажите, что «мос­квич Ю.Лужков» – мэр города, а не однофамилец мэра.

3). Имитация действий от имени конкурента. Характерными примерами таких действий являются:

–   звонки избирателям от имени конкурента ночью;

– приклеивание листовок в поддержку конкурента на стекла частных автомобилей (так, чтобы их было очень трудно отодрать);

– «антиадресная» агитация (например, «ультралиберальная» пропаганда от имени конкурента в кварталах с малообеспе­чен­ным населением или ура-патриотическая среди интеллигенции);

– действия, которые должны напугать избирателей. Напри­мер, на выборах губернатора Красноярского края в 1998г. яко­бы от имени А.Лебедя по деревням запустили людей, которые нача­ли переписывать домашний скот и птицу. После по их следам была запущена другая команда агитаторов, которая разъясняла, что А.Ле­бедь готовит массовые конфискации имущества сельских жителей.

  1. Имитация нежелательной поддержки конкурентов. Орга­ни­зу­ется серия массовых мероприятий, на которой о своей под­держ­ке конкурента заявляют бомжи, фашисты, сексуальные мень­шин­ства и т.д. Такими фокусами не брезговали даже крем­лев­ские по­литтехнологи. Во время президентских выборов 2000г. СМИ регу­лярно сообщали о митингах московских проституток в поддерж­ку Ю.Скуратова. А незадолго до дня голосования теле­ви­дение пока­зало собрание геев и лесбиянок в поддержку Г.Яв­лин­ского.

 

Статья 142. Фальсификация избирательных документов, документов референдума

  1. Фальсификация избирательных документов, документов референдума, если это деяние совершено членом избирательной комиссии, комиссии референдума, уполномоченным представителем избирательного объединения, группы избирателей, инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, а также кандидатом или уполномоченным им представителем, —

(в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 93-ФЗ)

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федеральных законов от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

  1. Подделка подписей избирателей, участников референдума в поддержку выдвижения кандидата, списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением, инициативы проведения референдума или заверение заведомо подделанных подписей (подписных листов), совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо соединенные с подкупом, принуждением, применением насилия или угрозой его применения, а также с уничтожением имущества или угрозой его уничтожения, либо повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

(в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 93-ФЗ)

наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федеральных законов от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

  1. Незаконное изготовление, а равно хранение либо перевозка незаконно изготовленных избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме, открепительных удостоверений —

(в ред. Федерального закона от 04.10.2010 N 263-ФЗ)

наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федеральных законов от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

Статья 142.1. Фальсификация итогов голосования

Включение неучтенных бюллетеней в число бюллетеней, использованных при голосовании, либо представление заведомо неверных сведений об избирателях, участниках референдума, либо заведомо неправильное составление списков избирателей, участников референдума, выражающееся во включении в них лиц, не обладающих активным избирательным правом, правом на участие в референдуме, или вымышленных лиц, либо фальсификация подписей избирателей, участников референдума в списках избирателей, участников референдума, либо замена действительных бюллетеней с отметками избирателей, участников референдума, либо порча бюллетеней, приводящая к невозможности определить волеизъявление избирателей, участников референдума, либо незаконное уничтожение бюллетеней, либо заведомо неправильный подсчет голосов избирателей, участников референдума, либо подписание членами избирательной комиссии, комиссии референдума протокола об итогах голосования до подсчета голосов или установления итогов голосования, либо заведомо неверное (не соответствующее действительным итогам голосования) составление протокола об итогах голосования, либо незаконное внесение в протокол об итогах голосования изменений после его заполнения, либо заведомо неправильное установление итогов голосования, определение результатов выборов, референдума —

наказываются штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок.

(в ред. Федеральных законов от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

 

Статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий

  1. Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

(часть первая в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

  1. Те же деяния:

а) соединенные с подкупом, обманом, принуждением, применением насилия либо с угрозой его применения;

(в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 94-ФЗ)

б) совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

в) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

(в ред. Федеральных законов от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

  1. Вмешательство с использованием должностного или служебного положения в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума ее полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, с целью повлиять на ее решения, а именно требование или указание должностного лица по вопросам регистрации кандидатов, списков кандидатов, подсчета голосов избирателей, участников референдума и по иным вопросам, относящимся к исключительной компетенции избирательной комиссии, комиссии референдума, а равно неправомерное вмешательство в работу Государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы» —

(в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 93-ФЗ)

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ, от 10.07.2012 N 106-ФЗ)

(часть третья введена Федеральным законом от 04.07.2003 N 94-ФЗ)